экономики на уровне 3,0% в 2016 г. с ускорением до 3,5% к 2019 г.  В соответствии с законопроектом доходы федерального бюджета продолжат 

от наднациональных организаций; доходы бюджетов бюджетной системы с бюджетов на 2014 год (на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 

Доходы: 45 735.57 млн руб. Консолидированный бюджет. Исполнение бюджета на 1 ноября 2017 г. Законы о бюджете Мурманской области.

В Госдуму представлен федеральный бюджет России на 2016 год, который уже широко обсужден и назван критиками «бюджетом стагнации» и даже – «последним бюджетом». Между тем сами по себе его характеристики не наводят на апокалиптические мысли: размер доходов соответствует уровню 2006–2007 годов, в которые острой нехватки средств российские власти не ощущали, а размер расходов ближе даже к 2008 году. Представленные цифры скорее заставляют задуматься о компетентности авторов и о стратегии власти, проявляющейся через этот документ. Завтра как вчера
В предложенный бюджет заложены доходы 13 577 млрд рублей, расходы – 15 761 млрд рублей, дефицит 3% ВВП. Бюджет основывается на прогнозе ВВП 2016 года 78 673 млрд рублей, инфляции – 6,4%, цене на нефть – $50 за баррель, курсе рубля – 63 за доллар; 44% доходов бюджета (5974 млрд рублей) – прямые нефтегазовые доходы.
Никто не может сказать, какой будет цена на нефть в 2016 году, – диапазон ожидаемых колебаний широк, в пределах 20–25%. Колебания нефти будут частично балансироваться изменениями курса рубля – магия свободного рыночного курсообразования работает, мы уже видели это в 2015 году. Странно, что такой наглядный пример преимущества свободного рынка никого в Кремле не убеждает – остальные сегменты экономики уверенно монополизируются, их регулирование усиливается.
В бюджете заложены еще и «стандартные» заблуждения Минфина. Бюджеты 2015 и 2016 годов уже планировались в декабре 2014-го. Тогда, в центре валютного кризиса, в процессе обвала нефтяных цен и явного сокращения экономической активности, Минфин планировал (а президент подписывал) бюджет исходя из инфляции 5,5%, ВВП 77 трлн рублей и курса рубля 37,5 к доллару. В итоге инфляция 2015 года явно перейдет за 16% (и, видимо, составит 20%), потребительская инфляция перешагнет за 30%, ВВП не дотянет до 66 трлн рублей, а средний курс будет около 59 рублей за доллар. Бюджет же недосчитается около 2 трлн рублей доходов. В долларовом выражении ошибка в планировании ВВП составляет 45%, ошибка в оценке доходов бюджета – 44%.
Минфин и сегодня планирует в своем стиле – на 2016 год в декабре 2014-го он предсказывал инфляцию 4,5%, сейчас увеличивает ее до 6,4%. Реальная инфляция в 2015 году превысила прогноз Минфина в три раза, в 2016-м ценам еще предстоит догонять ушедший на 55% вверх за 2015 год курс доллара – вряд ли мы увидим инфляцию ниже 10–12%. Минфину это удобно – скорее всего, он и закладывает низкую инфляцию, чтобы иметь в запасе инфляционный доход. Но для ВВП это большая угроза: высокая инфляция будет удерживать ставку, которая будет давить на капиталовложения и дальше сокращать бизнес-активность. Попытки удержать инфляцию приведут к дефициту денежной массы, стагнации потребления и так же негативно будут влиять на рост ВВП.

С 1 января 2016 г. до 1 января 2018 г. налоговые доходы от налога на при составлении и исполнении бюджетов бюджетной системы РФ, начиная с 

В 2015 году инвестиции в рублях упали на 10%, в долларах это минус 48%, и, поскольку основная масса оборудования нами импортируется, расчет в долларах ближе к реальности. Почему Минфин ожидает на 2016 год падения инвестиций только на 1,6%, особенно с учетом нехватки денег в экономике, загадка. В проекте бюджета не просматривается ни одного драйвера роста, в комментариях нет пояснений относительно того, почему темпы деинвестирования в экономике должны так существенно сокращаться. Нефтяная независимость
Откуда возьмется прогнозируемый рост ВВП – загадка номер два. Шок от падения цен на нефть еще не совсем прошел, нам еще предстоит пережить и эффект возвращения отложенного спроса, со всплеском инфляции, и финансовый кризис, связанный с постепенным снижением качества заемщиков, потерявших устойчивость в результате нефтяного шока, и падение объемов строительства по мере окончания старых проектов, и банкротство в туриндустрии, перевозках, ритейле из-за падения спроса.
Но даже если это не учитывать, можно предположить, что ВВП России без реформ (а никаких реформ на горизонте не просматривается) продолжит стагнационный тренд 2012–2014 годов и упадет на 1,5–2,5% в рублях, совокупная прибыль и налогооблагаемая база компаний сократятся на уже стандартные с 2012 года 10–15%, товарооборот упадет пропорционально, и в итоге сокращение ненефтяных доходов бюджета сделает их ниже 6 трлн рублей, а совокупные доходы – около 12–12,5 трлн, то есть на 1,7–1,2 трлн рублей меньше, чем планируется. Этот сценарий, конечно, не учитывает адаптивность экономики, поэтому, скорее всего, это оценка «снизу».
Большая иллюзия бюджета-2016 – уже активно анонсирующееся снижение нефтяной зависимости. Доля прямых нефтяных доходов в федеральном бюджете хоть и скромно, но сокращается с 51% до 44%. Доходы федерального бюджета России, измеренные в баррелях нефти Brent, в 2011 году составили 4,07 млрд баррелей, в 2014-м – 4,05 млрд, в 2015 году, по прогнозу, составят 4,16 млрд (скорее всего, они будут несколько меньше, Минфин обычно чересчур оптимистичен до последнего), а плановые доходы бюджета 2016 года составят, исходя из плановых же курсов доллара и стоимости нефти, – 4,3 млрд баррелей нефти Brent. Даже эти оптимистические прогнозы предполагают лишь 7%-ную разницу, которая никак не вяжется с заявлениями о доле нефтяных доходов ниже 50%.

(на 2014 г. и на плановый период 2015 и 2016 гг.). 5. Доходы, указанные в абзацах втором, четвертом — десятом подпункта 1 пункта 4 настоящей Единый для бюджетов бюджетной системы Российской Федерации перечень 

Это не просто совпадение: почти 100%-ная корреляция между доходами федерального бюджета и ценой нефти легко объяснима: от нефти зависят не только прямые налоговые поступления, но и объемы импорта (а это НДС, пошлины и прочие доходы бюджета), налоги на доходы сотрудников и на прибыль – нефтедобывающих компаний, а также налоги на все те компании, которые продают свои услуги в цепочке, начинающейся доходами нефтегазовых корпораций и доходами бюджета. Бессмысленным в этом контексте выглядит разговор о том, что доля прямых нефтяных налогов снижается – зависимость-то сохраняется на том же 100%-ном уровне.
Мы можем на основании этих данных сделать и еще один вывод: доходы бюджета в 2016 году, скорее всего, завышены не менее чем на 800 млрд рублей, если, конечно, верить в стабильный доллар и низкую инфляцию. Это больше похоже на оптимистическую оценку.
При всем том, что бюджет 2015 года находится на уровне 2006–2008 годов и никак не является катастрофическим, нельзя забывать, что он делается в жестких условиях крайне депрессивной экономики и низких налоговых сборов. Для сравнения: доход бюджета Украины – страны, еще не опомнившейся от войны, погрязшей в коррупции, только что показавшей худшее в мире падение ВВП и считающейся бедной страной (подушевой ВВП около $2100), на душу населения составляет около 43 тысяч рублей. А ненефтяные доходы бюджета России на человека (забудем на минуту, что на самом деле большая их часть – тоже результат торговли нефтью) составляют около 52 тысяч рублей, всего на 18% больше, и это если план по доходам бюджета будет выполнен (если же верны наши предположения, то ненефтяные доходы бюджета на человека составят 45–46 тысяч рублей в год и Россию по праву можно будет назвать Украиной с нефтью – только прямые нефтяные доходы бюджета будут отличать нас в лучшую сторону). Любовь к рынку
Логика расходов бюджета 2016 года не слишком отличается от логики предыдущего, 2015 года. Сохранен рост расходов на оборону и падение – на науку, медицину и образование. Второе немаловажное свойство расходной части – это бюджет развитой бюрократии. В России не только количество чиновников на душу населения больше, чем в СССР, на 20%, у нас еще и размах расходов на чисто бюрократические программы колоссален.
Программа «Развитие федеративных отношений и создание условий для эффективного и ответственного управления региональными и муниципальными финансами» получит в 2016 году 656 млрд рублей. Все расходы бюджета на научные исследования и разработки гражданского назначения на 2016 год запланированы в объеме 306 млрд рублей. Описанная программа состоит из четырех подпрограмм. Подпрограмма номер два – «Совершенствование системы распределения и перераспределения финансовых ресурсов между уровнями бюджетной системы Российской Федерации» стоит 10 млрд рублей в год и продолжается шесть лет. По всей видимости, это совокупность программного продукта и методик. $160 млн в год, $1 млрд в сумме. При такой эффективности расходов никакого бюджета не хватит.
В этом, как и во многих других случаях (вспомним плавающий курс рубля и его роль в бюджете-2015), правительство неожиданно вспоминает про волшебную силу рынка и на вопрос, что будет с российской наукой, образованием и здоровьем граждан и как можно говорить о каком бы то ни было техническом прогрессе и конкурентоспособности наших товаров, если наука не финансируется, официально отвечает, что науку должен финансировать бизнес.
Должен-то он должен, только из суммарной прибыли пятисот крупнейших предприятий России за последний год (чуть более $35 млрд) 97% заработано в той же нефтегазовой отрасли, которая ни в какую науку, кроме нефтегазовой, вкладывать не будет. А оставшийся миллиард долларов не обеспечит нам ни одного научного направления, даже если кому-то в бизнесе и придет в голову при российской стоимости капитала и рисках инвестировать в науку. Так что бюджет 2016 года, не скрывая, говорит о выходе России из научно-технического соревнования, по крайней мере в невоенной области: мы отказываемся конкурировать на внешних рынках чем-либо, кроме оружия и сырья, и отказываемся, судя по скорости научно-технического прогресса во всем мире, необратимо. Спасение через оборону
С другой стороны, поступательный рост расходов на оборону и безопасность и сокращение расходов на образование и медицину уже не оставляют иллюзии, которая могла сформироваться год назад: тогда казалось, что рост расходов в ВПК и силовых ведомствах должен обеспечить доходы работников этого сектора на уровне, помогающем избежать недовольства и потери их лояльности.
Примерно из 28 млн человек, получающих зарплату из бюджета (это 30% трудовых ресурсов, в Польше таких 20%, в США – 14%, и, что удивительно, в Китае всего 8,8%), численность финансируемых через статью «национальная оборона» граждан (без учета семей и иждивенцев) составляет около 8–9 млн человек (а бюджет в расчете на человека – около $6,4 тысячи на год)

Основные характеристики федерального бюджета на 2016 год. Утвердить Доходы от федеральных налогов, в том числе налогов, 


(Росстат). ФИНАНСЫ РОССИИ. 2016. Статистический сборник. Москва. 2016  Структура доходов и расходов консолидированного бюджета Российской  Доходы и расходы государственного (консолидированного) бюджета .

Понятие и виды доходов бюджетов. Доходы бюджета в соответствии со ст. 6 БК РФ - это денежные средства, поступающие в бюджет, за исключением 


РФ в перспективе на 2016-2018гг. Изучены нормативно правовые акты, оказывающих влияние на расходы и доходы бюджетов бюджетной системы 


на доходы бюджетов бюджетной системы Российской Федерации». Содержимое страницы. 21 июня 2016 года преподаватели Факультета налогов и 

Информация о расходах бюджета в разрезе бюджетной классификации: Информация о ходе реализации указов Президента РФ от года.


При этом доходы бюджетов бюджетной системы подразделяются на поступлений в консолидированный бюджет за январь-ноябрь 2016 года в 


Доходы консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации за  бюджета в 2016 году посредством изъятия дополнительного дохода, 

(доля располагаемого дохода, не использованная для расходов на потребление товаров и на 2016 год» доходы федерального бюджета уменьше-.


Отчет об исполнении консолидированного бюджета и бюджета Республики Та Показать все Доходы, расходы и результат исполнения бюджета


доходы бюджетов бюджетной системы 2016